В "Литературной газете" вышла рецензия Юлии Скрылёвой на книгу Александра Клиндухова "Стихотворения".

Первое, на что обращаешь внимание, открывая «Стихотворения» – шестую поэтическую книгу Александра Клиндухова, – это обилие в ней света: «Солнце светит, не грея, как лампа на кухне в сто ватт, –/Нашу осень давно отделили от лета межами»; «Пред нашествием ночи у самой земли/Всё сияет заката полоска»; «И на небосводе мирозданья/Столько звёзд увидел я почти,/Сколько и должно быть. Их сиянье/Поразило в темени ночи», «Я всегда выбираюсь на свет…» Способность тянуться к солнцу, не увязая во мраке, не сдаваться ни при каких обстоятельствах и искренне верить в торжество жизни характеризует мироощущение Александра Клиндухова и ярко проявляется в его строках. Они наполнены мудростью, которая помогает не опустить руки и выстоять в непростые времена:

Пробужденье придёт. Зверобой расцветёт ненароком,
Одурманит, как раньше, нас запахом диких полей.
Но любое цветенье всегда ограничено сроком,
И поэтому ты никогда ни о чём не жалей.

Ещё одна особенность «Стихотворений» – доверительная интонация, которую автор выбирает, размышляя о понятиях и процессах глубоких и вечных: мироустройстве, земной жизни и её завершении, памяти и забвении.

Когда отец и мать смыкают веки
И через годы мир совсем не мил,
Нам остаётся в памяти навеки
Печальный лик родительских могил.

Читаешь – и словно беседуешь с добрым другом, которого знаешь много лет. «Искусство никогда не обращается к толпе, к массе, оно говорит отдельному человеку, в глубоких и скрытых тайниках его души» – это высказывание Максимилиана Волошина в полной мере описывает то ощущение, которое возникает при соприкосновении с творчеством Александра Клиндухова. Вместе с тем его образные, метафоричные строки поражают своей точностью и экзистенциальной глубиной:

Вокруг листочка травы в инее,
Хрустящем, выпавшем с утра.
Листочек ты возьми да выдерни –
В траве останется дыра.

И далее:
Но если вдруг мечтанье сбудется –
Настанет тишь да благодать.
Вместо меня печально будет
Дыра сиять!

Автор предисловия к сборнику Владимир Скиф обращает внимание на то, что творческое кредо поэта формировалось постепенно, им пройден серьёзный путь: «В ранних стихах Александр Клиндухов ещё только готовится стать философом и мудрецом… Всё ещё впереди: и погоня за счастьем, и потерянные мечтания. Но всё проходит, и перед ним предстаёт ясное понимание истинного смысла жизни».

В стихотворении 2020 года поэт с горечью пишет:

Я проспал свои лучшие годы,
И мне было совсем невдомёк,
Что мой сон, словно талые воды,
Унесёт запоздалый поток.

Вообще, обращение к прошлому – важная особенность поэтики Александра Клиндухова. Его стихи – словно связующая нить, соединяющая минувшее с грядущим. Даже оказываясь лицом к лицу со смертью, он остаётся неотделимым от мира, в котором живёт и частью которого является. Этот мир недолговечен и хрупок («И мир исчезнет, словно был таков,/И унесёт его реки теченьем», «Уезжаем из парка. Поэту/Неподвластны лишь жизни года,/И на землю прекрасную эту/Я уже не вернусь никогда»), а оттого – особенно ценен.

И вот рассвет, он каждый раз другой,
Как занавес, невидимой рукой
Он поднимает солнце над землёю.
А я стою, проживши жизнь свою,
И ничего совсем не говорю,
Оторопев пред вечною зимою.

Красота природы – вот тот источник, из которого автор черпает вдохновение, и тут снова стоит сказать о ярких и зримых образах, которые создаёт поэт. В его строках «спелая соком исходит луна», «Тучки шальные/Тихо плывут на восток», «корочка льда колышется,/Как ветхая кроха-крышица/Над миром реки». 

Человек у Александра Клиндухова, как правило, изображён маленьким и бессильным на фоне огромного мира, его жизнь коротка, а её финал – неизбежен. Но можно встретить у поэта и, например, такие строки:

Но январская стужа
Мне совсем нипочём:
Я само мирозданье
Подпираю плечом.

Такое слияние с окружающим пространством, тесное взаимодействие с ним, на мой взгляд, наиболее концентрированно подано в финальных строках стихотворения «1 января 1999 года»:

Который год домой иду пешком
До поворота, и мой скорбный след
Заносит неназойливым снежком,
Как вереницей дней последних лет.
И в этой грусти мне светлее жить
И чище, чем от радости большой…
А на дороге тень моя лежит
И шепчется с замёрзшею душой.

Источник: "Литературная газета"